+7 (495) 563-15-64
Наш адрес: г. Красногорск, ул. Ленина, 67а

Храм, который должен жить, газета "Подмосковье сегодня", №132, 20.07.17

20 июль

Глядя на то, как восстанавливается Богородицерождественский храм, сложно представить, что еще два года назад взглянуть на него без слез было невозможно. Когда в 2002 г. священник Петр Григорьев был назначен сюда настоятелем, ему впору было отчаяться: местами серо-зеленого цвета, облупившийся, словно срастаясь с землей, храм стоял почти без крыши, без сводов и без пола.

– Внизу трава, а наверху была самая настоящая березовая роща: деревья пустили корни, это были какие-то висячие сады, - вспоминает супруга отца Петра, матушка Евгения. – Мы лезли наверх, спиливали эти березы, а они опять прорастали. Мы тогда шутили, что у нас в храме вечная Троица. Даже землянику можно было найти, если заберешься наверх, - добавляет жительница Никольского Ольга.

Но в памяти сельчан храм сохранился и таким, каким он был еще до разрушения. Старожилка деревни Екатерина Петровна Касаточкина помнит, как стекались в Никольское по праздникам жители окрестных сел и даже города Рузы: какое-то время это был единственный действующий храм в округе. – Бывало,уйдешь далеко, оглянешься из соседней деревни – храм видно, и сердце замирает: какой же он красивый, так и сияет, - рассказывает Екатерина Петровна.

Нынешние прихожанки вспоминают, как ходили туда еще детьми вместе со своими бабушками.– У последнего настоятеля храма матушка расписывала стены. И вот нам очень нравилось стоять около ее росписей, особенно около изображения Иисуса с детьми и Страшного суда – мы ничего не понимали, но глаз оторвать от них не могли,- говорит Людмила.

Удивительно, но храм уцелел в жестокое сталинское время, и даже в войну - был закрыт лишь в 1962 г., во время «хрущевских» гонений на Церковь. – В войну бомба упала рядом, а храм не задела. Немцы стояли в деревне – и те храм не тронули, а вот свои…, - вздыхает Екатерина Петровна. - Когда храм закрыли, местные начали все растаскивать: кирпичи, камни, чугунную плитку с пола умудрились отодрать, даже столбы от забора…

- Уму непостижимо, как все перевернулось у людей в головах, - продолжает отец Петр. – Храмы разбирали чуть ли не по камням, зато в коровниках устилали полы метлахской плиткой, - такой же, какая была в церкви.

Храм в Никольском постигла обычная горькая судьба многих сельских церквей: здесь находились зернохранилище, склад, в жару сюда загоняли скот. Когда в 90-е хозяйственные помещения прекратили свое существование, жители начали понемногу разгребать завалы. Среди тех, кто первым пришел потрудиться в еще разрушенном храме, была мама нынешней помощницы настоятеля Марины Потаповой. – Не скажу, что мама была верующая. Просто люди чувствовали, что так не должно быть, что это наш грех, наш позор, что это надо как-то исправлять, - размышляет Марина.

Когда в 2000-е храм передали Церкви и ее настоятелем стал отец Петр, сельчане взялись за дело более активно. Понимая, что своими силами храм им не восстановить, они отгородили основную его часть для богослужений, подлатали кровлю, соорудили фанерный алтарь, для красоты натянули драпировки. Даже колокола сделали – из газовых баллонов.

Но служить здесь можно было только в теплое время года и только после весеннего паводка, когда просохнут стены. Удручало то, что со временем та часть храма – несравненно большая, - где богослужение не совершалось, разрушалась еще больше. Прекрасные фрески, которые помнили прихожане, исчезали на глазах.– Это была настоящая трагедия, было ощущение, что все рушится, а мы бессильны, - вспоминает отец Петр. Летом 2015-го, понимая, что храм нужно спасать, настоятель подал заявку в Благотворительный Фонд Московской епархии по восстановлению порушенных святынь.

Храм, который должен жить.jpgЧитать статью: Храм, который должен жить, газета "Подмосковье сегодня", № 132 от 20.07.2017 года.


рекомендуем по теме

Наш адрес
143408, Красногорск Московской области, ул. Ленина, 67а